Облако тегов

No Flash!

Реклама

Кто он-лайн

Статистика


Главная arrow Литосфера arrow Полюса Земли. Оймякон полюс холода.
загрузка...
Полюса Земли. Оймякон полюс холода.

Летом 1926 года Геологический комитет направил экспедицию в малоизвестные тогда горно-таежные области северо-восточной Сибири — в верховья реки Индигирки. Небольшую группу исследователей возглавлял геолог Сергей Владимирович Обручев.

В результате этого путешествия, совершенного в труднейших условиях, был открыт огромный горный хребет, цепи и вершины которого достигают высоты 2500 — 3000 метров и более. По предложению С. В. Обручева, открытая им высочайшая в Северной Сибири горная система получила название хребта Черского в честь выдающегося исследователя северо-востока Сибири геолога И. Д. Черского.

Это «...быть может, последний большой хребет, который можно было открыть на земном шаре», — писал тогда С. В. Обручев.

В последующем представления о рельефе, речной сети и вообще о природе всей области за Верхоянским хребтом еще более изменились,- и современная карта ее совершенно непохожа на «старые» карты этой территории.

По первоначальному плану экспедиция Геологического комитета должна была возвратиться в Якутск в конце сентября. Но непредвиденные препятствия и исключительные трудности путешествия задержали возвращение ее до декабря 1926 г.

Задержка экспедиции имела важные для науки последствия.

Готовясь к возвращению в Якутск, экспедиция в конце октября прибыла в Оймякон в верховья реки Индигирки, где и оставалась до конца ноября. В это время здесь стояли лютые морозы. Температура воздуха уже с 10 ноября все время, даже днем, держалась ниже —40°С, а по ночам ниже —50°С. Между тем на полюсе холода, в Верхоянске, средние температуры ниже —40°С устанавливаются позже, в 20-х числах ноября.

С. В. Обручев объяснял низкие зимние температуры Оймякона, более суровые, чем в Верхоянске, почти полной изоляцией этого района горными хребтами, при значительной высоте его над уровнем океана. Тогда же С. В. Обручев высказал смелое предположение, что именно Оймякон, а не Верхоянск, является «полюсом холода». Предположение С. В. Обручева поддержали ученые-метеорологи, и в 1929 г. в Оймяконе была открыта метеорологическая станция. С 23 марта начались наблюдения на станции. Правда, непрерывные наблюдения стали проводиться позже, но уже данные наблюдений первого года подтвердили справедливость мысли С. В. Обручева и показали, что средние и наивысшие январские температуры в Оймяконе на 5°С ниже, чем в Верхоянске, а наинизшие даже на 10°С ниже верхоянских.

Июльские наивысшие и наинизшие температуры в Оймяконе также оказались ниже, чем в Верхоянске, и лишь средние июльские в Оймяконе были несколько выше. Даже в июле минимальная температура в Оймяконе была в тот год ниже 0°С (-3,9°С).

Административным центром Оймяконского района (улуса) тогда было селение Крест-Томптор (другое название его Церковный район). Оймяконом называлась местность в 30 километрах от Томптора, ниже по реке Индигирке, где сосредоточивалось несколько юрт.

Томптор расположен в центре так называемой Оймяконской впадины, тянущейся вдоль Индигирки среди обширного Оймяконского плоскогорья. Дно Оймяконской впадины лежит на высоте 550 — 850 метров над уровнем моря; абсолютные же высоты окраин плато достигают 1500 метров. На северо-западе Оймяконское плато переходит в ясное плоскогорье. Плато сильно изрезано речной сетью и окружено кольцом высоких хребтов — Верхоянского, Тас-Кыстабыт и др. Высоты горных гребней достигают здесь 2000 метров, а отдельные вершины поднимаются на 2500 метров.

Вечная мерзлота с массивами ископаемого льда сковывает оймяконскую землю: в окружающих горных хребтах открыты теперь многочисленные ледники. И тут же исключительная достопримечательность — единственный в восточной Якутии теплый серный источник.

Лишь малодоступные горно-таежные тропы связывали Оймяконский район с Якутском, отстоящим от него более чем на 1000 километров. Из них около 900 километров тропа вилась среди безлюдных гор. Зимой связь с Оймяконом была возможна лишь на оленях по льду рек.

И летом и зимой путешествие в Оймякон было длительным и сложным. Летом, продвигаясь малозаметными горными тропами, приходилось преодолевать трудные и иногда опасные бурные реки, испытывая нападения полчищ комаров и мошки. Зимой в ужасную стужу на пути встречались обширные и опасные наледи.

Безмолвие, безлюдные горы, замечательная по красоте панорама диких горных цепей, фантастические огни полярного сияния ночью, необыкновенные оптические явления — ложные солнца, в безоблачном небе днем — все это поражало, даже подавляло путешественника всей своей торжественной величественностью. И холодно — так холодно, что путник почти рад безлюдью, рад, что никто, кроме него, не страдает от этой невыносимой стужи.

Оймякон до сих пор является едва ли не самым глухим, изолированным, труднодоступным и малоисследованным районом Сибири. Тем не менее, этот суровый край был открыт русскими землепроходцами еще в первой половине XVII столетия. Так, казак Елисей Рожа ходил из Якутска в Оймякон в 1640 г. Рожины — потомки Елисея Рожи, сосланного позднее «без сыску на Яну и Собачью», и теперь живут в низовьях Индигирки.

В 1641 году в район Оймякона проник отряд во главе с знаменитым землепроходцем и мореходом С. Дежневым и М. Стадухиным. Отсюда отряд Дежнева и Стадухина вышел на реку Мому, открыв этот крупнейший правый приток Индигирки, севернее главной цепи хребта Черского, и «сплыл» отсюда на Индигирку и по ней уже к «студеному морю». Пути продвижения отряда Дежнева и Стадухина на Оймякон и оттуда на Мому (зимой), однако, до сих пор не уточнены. Об открытии ими реки Момы стало известно тоже только в 1948 году, когда, советским историком М. И. Беловым в архивах была обнаружена об этом «отписка» С. Дежнева.

Планомерное изучение Оймяконского района, как части обширного и малоизведанного северо-востока Сибири, началось лишь в двадцатые годы двадцатого века, а именно экспедицией С. В. Обручева в 1926 году. А в 1929 году, как уже было сказано, в Оймяконе установлена экспедицией Академии наук СССР метеорологическая станция. Зимой 1929 года эта экспедиция двумя отрядами впервые прошла прямым путем из Оймякона к устью реки Момы. Одна группа отряда шла порогами через ущелье, а другая через перевал главной цепи хребта Черского. Она и произвела первые топографические съемки неизведанного пути.

Вслед за первыми экспедициями, все еще носившими пионерный характер, были проведены другие исследования. В результате совершенно изменились карта и представления о географии края. Изменились не только представления о природе и природных богатствах этой области. Осталась в прошлом его многовековая неизведанность.

 

© 2009 - 2010 Публикация материалов сайта разрешается
только с указанием активной ссылки на источник информации,
сайт: physiography.ru