Облако тегов

No Flash!

Реклама

Кто он-лайн

Статистика


Главная arrow Литосфера arrow И снова Эльбрус.
загрузка...
И снова Эльбрус.

Здесь я вынужден сделать отступление и рассказать один эпизод из истории Великой Отечественной войны. В августе 1942 г. немецкие части прорвались на Северный Кавказ, они пробивались к перевалам, к богатствам Грузии, к бакинской нефти. Но ни один перевал пройти им не удалось. Бои здесь шли жестокие, упорные, за каждую скалу, каждую дорогу.

Здесь пушки скатывались в пропасти,
Сорвав лавины ком,
Здесь альпинист делился доблестью
С бывалым моряком

писал Николай Тихонов. До сих пор многочисленные туристы и альпинисты, проходящие по верховьям Баксана, находят следы полузасыпанных, разрушившихся окопов, насквозь проржавевшие гильзы, гранаты, каски, железные обломки.

Оказавшись вблизи Эльбруса, оккупанты решили торжественно отметить это событие. Специально тренированные, отлично экипированные, лучшие альпинисты 4-й горнострелковой дивизии, отличительным знаком которой было изображение эдельвейса, отправились на вершину Эльбруса, чтобы поднять там свой флаг.

Об этом событии в высокопарных выражениях трубила геббельсовская пресса. Как же! Гитлеровский «рейхсштандарт» на высшей точке Европы!

Но имперский флаг проболтался там недолго. Командующий Закавказским фронтом Иван Владимирович Тюленев дал почетное задание группе армейских альпинистов — снять ненавистный фашистский крест с вершины советского Эльбруса. Это задание было принято бойцами с огромным воодушевлением. Оно даже послужило причиной разногласий и споров — кому же выпадет честь участвовать в восхождении. Добровольцев было очень много.

Альпинисты приступили к выполнению задания в конце января 1943 г. К «Приюту одиннадцати» шли медленно, молча, слышно было только поскрипывание глубокого снега, в котором проваливались тяжело нагруженные люди — рюкзаки, оружие. Кто знает горы, тот легко представит себе, что такое восхождение в зимнюю пору на высоту пять с Половиной километров. Мороз, метели, облака, лавины — все против людей. Не одна трагедия произошла здесь, на необъятных фирновых полях, разорванных глубокими трещинами, не одного смельчака сбросил Эльбрус со своих склонов.

Прославленный покоритель Джомолунгмы, «тигр снегов» Тенсинг, побывав не столь давно в нашей стране, отказался совершить зимнее путешествие на Эльбрус. И все же одно дело — спортивный поход, когда у альпинистов отличное снаряжение, тщательно вычисленный с точностью до одной калории продуктовый запас, спасательные группы за спиной, готовые по первому сигналу прийти на помощь.

Но это был 1943, трудный, грозный год. Не легонькие нейлоновые куртки на гагачьем пуху, а обычное военное обмундирование было на восходителях; «кошки» — остроконечные зубья для хождения по льду — прикручивались прямо к валенкам, а вместо спасательных отрядов поблизости бродили немецкие банды.

С точки зрения опытного спортсмена, Эльбрус летом не бог весть какая трудная вершина, но это зимнее восхождение, без всяких сомнений, можно назвать одним из самых славных в истории советского альпинизма.

Данные разведки были весьма и весьма приблизительны. Не было уверенности в том, что в «Приюте» нет задержавшихся немцев. Когда подошли к гостинице, отряд залег в снегу, а двое бойцов, опытных в обращении с минами, осторожно двинулись вперед. Но в здании никого не оказалось. Только снег, который через оконные дыры плотно-плотно забил комнаты.

Первое, что сделали бойцы,— на «Приюте» подняли родной флаг. Пока выбрасывали снег, сушили стены, забивали окна, на плато поднялась еще одна небольшая группа альпинистов.

Сразу продолжить подъем не удалось — переменилась погода. Эльбрус закрыли темно-серые, почти черные облака, взметнулась пурга. Пришлось отсиживаться в «Приюте». Ветер был такой, что выходящий из дома должен был привязываться веревкой — унесло б. Ожидание становилось тягостным, к тому же подходили к концу продукты. Наиболее нетерпеливые предлагали выходить, несмотря на буран. Среди брошенных немцами вещей нашлись иллюстрированные журналы с фотографиями, на которых изображались «подвиги» «эдельвейсов» на Кавказе. Эти картинки подогревали желание покончить со следами врагов на Эльбрусе.

Тринадцатого февраля чуть-чуть поуспокоилось, но все же группа поднималась на Западную вершину в очень тяжелых условиях.

Родные ветры не пощадили вражеского знамени — вместо широкого полотнища на триангуляционной вышке болталась узенькая разодранная тряпка. Она была сброшена в снег.

Бойцы спустились благополучно, хотя вновь разыгрался буран. Но уходить еще нельзя — оставалась Восточная вершина. В ночь на семнадцатое удалось возобновить штурм.

К утру совсем распогодилось, взошло солнце. Двуглавая вершина залилась алым пламенем, на несколько минут она как бы вся превратилась в полотнище боевого советского знамени. Это длилось очень недолго, но такие минуты запоминаются на всю жизнь.

Погода как бы старалась искупить свою многодневную вину. Зимний воздух был кристально прозрачен, и перед глазами открывалось неповторимое и величественное зрелище. Весь Кавказ белый-белый — белые вершины, белые склоны, белые долины, лишь кое-где прорезанные темными пятнами угадывались очертания моря. Сюда не долетали ни трескотня автоматов, ни гром артиллерийских залпов, отсюда не были видны пожары родных селений. Но фашистский флаг, втоптанный в снег, ни на секунду не позволял забыть об этом. Над Кавказом вновь заплескалось красное знамя. Прогремел пистолетный залп.

 

© 2009 - 2010 Публикация материалов сайта разрешается
только с указанием активной ссылки на источник информации,
сайт: physiography.ru